1500py470 (1500py470) wrote,
1500py470
1500py470

ПЕРВЫЙ ХАКЕР СССР

9 сентября 1947 безвременно погиб в недрах Mark II Aiken Relay Calculator безымянный герой отряда чешуйчетокрылых, вызвав ошибку в работе энтого Calculator. Имя этому прискорбному действу по локализации и нахождению этого самого бага – дебаггинг, дала достославная Грейс Хоппер (Изящная Блоха по нашему, и это символично) человек и пароход! Поэтому сегодня свой профессиональный праздник отмечают тестировщики программного обеспечения. А так как у нас энтим делом пренебрегали, пренебрегают, и возможно пренебрегать будут, в 1983 году призошла вот такая история:

h96566k

Вот так выглядит тот самый северный олень сиречь баг :)


Первым хакером в истории СССР оказался простой программист Мурат Уртембаев, которому прочили блестящую карьеру математика в МГУ, но он отказался от научной стези, и по целевому распределению попал на АвтоВАЗ. Там его таланты никто не оценил, и он решил доказать, что чего-то да стоит.

В Управлении автоматической системой подачи механических узлов на конвейер, в котором работал Мурат, было две категории сотрудников: элита, то есть программисты, владевшие всеми тонкостями программного обеспечения (ПО), и рядовые схемотехники, занимавшиеся обслуживанием системы, которых «элита» и близко не подпускала к своим делам. Схема работы была следующей – программист, если считал нужным, вносил изменения в ПО, но не оставлял никаких данных или отметок о внесенных изменениях. Мурат смекнул, что можно без труда «хакнуть» систему, и никто его не спалит.

Уртембаев создал патч к основной программе-счетчику, которая отмеряла циклы подачи узлов на линию конвейера. Патч Мурата сбивал ритм счетчика. На конвейере, где заданная деталь должна быть поставлена в четко ограниченное время, сбой в автоматике даже на секунду будет фатальным для производственной линии, где все выверено и просчитано до мелочей.

Месть Уртембаева


Мурат решил сначала провести тестовые испытания. В те далекие времена изменения вносились еще на дискетах.
И вот Уртембаев подошел со своей роковой дискеткой к ЭВМ, и внес изменения в рабочую программу. Когда должен был наступить час X, то есть цикл подходил к концу, и в дело должен был вступить троянский конь Мурата, вводивший автоматику в состояние комы, Уртембаев быстренько все подкорректировал, и производственный апокалипсис на ВАЗе был отложен на некоторое время.

Главное же достижение тестовых испытаний – никто ничего не заметил. Отсутствие системы контроля, проще сказать – расп*здяйство, развязало Уртембаеву руки.
Может быть, первый хакерский взлом в истории СССР, так бы и не настал, если бы на заводе при работе с кадрами учитывали правду жизни, которую в легендарном «Бойцовском клубе» представили так: не стоит недооценивать или унижать официанта, потому что он может плюнуть или нассать вам в суп.
Уртембаеву не дали почетную грамоту. Обещали, но не дали. Мурат шутку не оценил, и решил пустить в ход собственную разработку, которая повергла самый крупный автозавод СССР в состояние хаоса и отчаяния.

Как известно, месть — блюдо, которое лучше подавать холодным. Мурат подстраховался, создав себе алиби, – запуск адского патча Уртемабев запрограммировал на день своего выхода из отпуска. Расчет был такой: я возвращаюсь из родных степей Казахстана, обнаруживаю сбой и совершаю настоящий производственный подвиг, спасая конвейер от неминуемой катастрофы. Почетные грамоты, слава, хвала и поездка в Туапсе прилагаются. Крутой план? Еще бы. Но вмешалось одно непредвиденно обстоятельство – программа запустилась на два дня раньше.

Восстание машин


Никто ничего не понимал. Автоматика точно сошла с ума. Инженеры хватались за сердца – шоковая производственная терапия в течение трех дней на конвейере не прошла для них бесследно. Это была итальянская забастовка, только протестовали не сотрудники, а электро-вычислительная машина. Автоматика исправно подавала детали на конвейер, но не в то время и не те детали. Производственный цикл был сбит, и в механической и логической точности конвейера наступил настоящий хаос. Возможно, одно из первых восстаний машин против человека.

Бороться с ЧП были брошены лучшие специалисты. Они проверили оборудование, отдельные узлы, саму ЭВМ, но технически все было в порядке. Следов физического вмешательства не было найдено. В конце концов отыскали неисправный фрагмент кода. Запуск рабочей программы с другой дискеты ожидаемого результата не дал – сбои продолжались. Конвейер удалось запустить лишь через три смены.

Из программистов в слесари


Помимо общественного резонанса «дело Уртенбаева» имело и еще одно последствие – для «элитных» программистов АвтоВАЗа.
В ходе проверки выяснилось, что первый хакер СССР был первым пойманным, но отнюдь не первым, кто обнаружил окно в системе, и хакнул ее. В том же Управлении, в котором работал Уртембаев, «элита» регулярно создавала сбои на конвейере и оперативно их ликвидировала, выбивая у начальства за спасение конвейера в качестве награды дачи, квартиры, автомобили.

Первый хакер СССР был лишь зарвавшимся юнцом, который хотел добиться признания своего таланта, а матерые волки из числа элитных программистов нажили на этом состояние. Кстати, в группу, которая расследовала деятельность чудо-программистов, вошел и Уртембаев. Были найдены вредоносные фрагменты в программах наподобие того, что создал Мурат, но фактов их использования доказать не удалось.

Вскоре «матерые волки» под давлением общественного мнения покинули завод. Уртембавев же возместил причиненный ущерб и вернулся в родной Казахстан, где вроде бы занимается бизнесом. С началом 90-х преступления в сфере высоких технологий стали неотъемлемой частью нашей жизни. Но пальма первенства в этом нелегком деле навсегда принадлежит Мурату Уртембаеву, первому хакеру СССР.

Источник: деловая газета Тольятти «Понедельник»
Tags: software history, ТруЪ спортивное программирование, Это просто праздник какой-то!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments