1500py470 (1500py470) wrote,
1500py470
1500py470

Месячник КРЕЯ и КРАСНОГО КРЕЯ (Электроника СС БИС)

часть x'24, 3-й месячник, надеюсь ежегодный,

ЗАТО МЫ ДЕЛАЕМ ПОГОДУ



В начале декабря 1996 года в Москву прибыл глава Cray Research Роберт Эвалд. Приехал он отметить (хорошо бухнуть) вместе с руководством Гидрометцентра России и членами правительства чрезвычайное событие - Россия стала суперкомпьютерной державой по всем буржуинским канонам. Тогда Роберт Эвальд поднял тост за то, что известное в среде американских суперкомпьютерщиков определение "Россия - это та страна, где нет суперкомпьютера" отныне неверно. Про эту историю полную страха, ненависти, лжи и насилия порждёную за четыре года упорной подготовительной работы достославной комиссии имини Гора и Черномырдина мы поговорим позже, а пока освоим дух той эпохи лихих 90-х не от жёлтой газеты типа МК, а от вполне рукопожатной Новой газеты.



Вильфонд и CRAY Y-MP 8E. Июль 2002 года, через несколько дней CRAY начнёт сыпаться и в сентября он сломается от слова совсем :( но с уменьшением числа процессоров и памяти "поработает" ещё пару лет. Это был мощный 8-процессорный суперкомпьютер с 6 Гбайт оперативной памяти, 62 Гбайт дисковой системой, с пиковой суммарной производительностью 2,4 GFLOPS. Он был истинным арийцем, проработал дольше всех своих собратьев CRAY Y-MP и ушёл последним с боевого поста. В комплект поставки с ним входил вычислительный сервер CRAY Y-MP EL98, роботизированная система хранения данных емкостью 1,3 Тбайт и локальная вычислительная сеть.


Гидрометцентр (ГМЦ) всегда окружают профанские разговоры. Неумные люди дают советы, как лучше наблюдать за погодой, идиоты обвиняют в семитском заговоре, люди простые ворчат из-за двух градусов несовпадения.
Нет чтобы приехать в Большой Предтеченский переулок, д. 11, войти в шестиэтажное здание с мозаичными космонавтами на лицевой стене, очиститься от скверны невежества и выйти другим человеком.
Полученными знаниями можно поделиться, например, с Касьяновым М.М. (который недавно сделал детсадовское заявление относительно Гидрометцентра)...

Касьянов, как бабушка-вахтерша (хотя она о способах «добычи погоды» знает побольше премьера, потому что к ней заходят неработающие бабушки, чтобы узнать, что надеть завтра; и вахтерше приходится консультироваться), которая упорно называет директора Романа Менделевича Вильфонда — «МенделЕЕвич». И даже когда ей показываешь отпечатанный список сотрудников, лежащий у нее на столе, указывает пальчиком в «директорскую» строчку и повторяет: «Ну МенделЕЕвич же!»...
«Ну усильте наблюдение!»

Окна в здании ГМЦ грязные, мутные. Не потому, что вид из окна может сбить с толку и помешает делать точные прогнозы, — организация бюджетная. Краснодипломник МГУ придет на 910 рублей.
Четыре года назад в ГМЦ совсем не приходили. В ведомости значилось «аспирантов — 0», а сейчас — 21. Многие сотрудники преподают в университетах, они — видимо, за счет личного обаяния — вытаскивают своих студентов на работу в организацию. Сотрудники государственного научного центра освобождаются от армейских сапог. Иногда ездят за рубеж с докладами. Работают за пятым «пентиумом». Решают самые сложные системные уравнения. Ничего не зарабатывают. В общем, живут.
— Сюда не ради денег приходят, — говорит Вильфанд.
Директор Вильфанд — полтора года в своем кабинете, до этого двадцать восемь с половиной лет работал здесь же, но не директором. И работай он в прошлой жизни хоть Рокфеллером, все равно директором Гидрометцентра вышагивать ему по выцветшей ковровой дорожке и сидеть за столом из ДСП.
— Если бы мы захотели, — говорит директор, — заработали бы очень много. (Вот бегут, например, гидрологи в офисы и получают там 400 (четыреста) долларов!)
Но если они будут разбрасываться, то не смогут выполнить главную работу. Бабушке-вахтерше будет стыдно перед сверстницами.

Частички атмосферы бегают с континента на континент без приглашений и загранпаспортов. Если сегодня облачко висит над Нью-Йорком, завтра оно может оказаться в Житомире и намочит моего дядю, который любит ходить без зонта.
Метеорологи не могут быть независимыми, «индепендными» и даже «самостийными», потому что независимый метеоролог — плохой метеоролог. Чтобы дать точный прогноз, нужно знать информацию со всей планеты.
Чтобы дать абсолютно точный прогноз, ничего не нужно. Потому что абсолютно точных прогнозов не бывает. Если ЗНАТЬ ВСЕ законы природы, ИМЕТЬ ПОЛНУЮ информацию с каждого квадратного метра земной поверхности, УМЕТЬ ТОЧНО решать уравнения (существуют только приближенные методы решения), а все эти условия вместе выполнить невозможно, то и в такой сказочной перспективе абсолютно точный прогноз можно будет сделать на две, ну максимум на три недели...
Атмосфера всегда будет непредсказуемой. Эдвард Лоренц, единственный метеоролог, получивший Нобелевскую премию, говорил об «эффекте баттерфляй».
Проще: пролетит бабочка, махнет крылом и сломает все ваши планы...

Россия по точности прогнозов занимает восьмое место в мире. На первом месте — Европейский центр среднесрочных прогнозов (офис в Лондоне), мы идем наравне с немцами.
Всемирная метеорологическая организация (ВМО), в которую входят почти полторы сотни стран, выпустила для всех недовольных специальный документ, который описывает ограничения для прогнозирования погоды...
Обмен информацией между странами, входящими в ВМО, происходит безвозмездно. Прятать сведения нет смысла — все равно узнают, а потом и тебе ничего не расскажут. Правда, когда бомбили Югославию, сводки туда приходили только из нашего ГМЦ. В Европе подумали, что для Белграда, и погоду отменили...

Наш ГМЦ очень зависим от иностранной информации. Сведения из космоса приходят в основном с американских и европейских спутников.
Самолеты, что приземляются в «Шереметьево», привозят не только туристов и загорелых крашеных блондинок, но и кучу полезных сведений.
Уважаемые авиакомпании ставят на свои самолеты аппаратуру, которая каждые пять минут считывает информацию о состоянии атмосферы и передает ее на спутник. Оттуда она поступает в систему ВМО и метеорологические офисы...
Но все равно нужно иметь свою технику. Потому что сведения, переданные по каналам ВМО, поверхностные и сжатые. Необходимы тысячи характеристик.
— Если бы он говорил о покупке нового наблюдательного оборудования, — комкает газету Вильфанд...

В 95-м, в эпоху комиссии Гор—Черномырдин, Америка согласилась поставить России (конкретно ГМЦ) суперкомпьютер «Крей».
— Тогда мы называли его новейший компьютер «Крей», а теперь зовем старушкой «Крей»... — Вильфанд ведет в компьютерный центр, который, как и его кабинет, находится на втором этаже.

Почему компьютер за эти годы «сменил пол», непонятно, но то, что он отстает, как говорит директор, «на два порядка» от следующих моделей, это даже мой дядя из Житомира знает. Мы, конечно, и за «Крей» еще не расплатились, но все-таки новый компьютер не помешал бы (для усиления наблюдения). Можно ведь как-то взять и опять не заплатить… Может, Касьянов знает… Вильфанд о новом компьютере только мечтает, как о «невероятном».
«Крей» — два двухметровых красно-черных ящика с процессорами плюс несколько ящиков «обслуги» (например, вентиляторы). Поди догадайся, что ящики стоят 18 миллионов баксов.
В комнате зябко и непривычно свежо: под «фальшивым» полом протянули трубы водяного охлаждения, кислород проходит несколько степеней очистки, температура держится на восемнадцати.
Год после установки компьютера у нас сидели американские операторы и следили, чтобы мы не сделали на «Крее» чего-нибудь плохого, особенно для Минобороны — до того умная машина этот «Крей» с восемью процессорами. Теперь мы шлем за океан ежегодные протоколы работы…

— Были бы выше восьмого места. Может, и в лидерах, — Вильфанд словно оправдывается. — В области теории мы не отстаем. Кое-где даже впереди. Но в технологиях отстали безвозвратно.

Наводнение на юге Гидрометцентр предсказал.
— Мы дали великолепный прогноз, особенно по второму паводковому периоду, — говорит Вильфанд. — С 23 по 25 июня стояла замечательная погода. Было солнечно, и уровень воды понижался. Но мы заявили, что будет вторая волна. Прогноз был воспринят правительственной комиссией с недоверием. Ночью 26-го пошел дождь и град…

Бабушка-вахтерша спросила, когда я проходил мимо нее на улицу, какая, мол, будет погода, сынок.
— Не знаю, — отвечаю.
— А о чем же вы тогда говорили с директором?..
— О Касьянове, бабушка.
— Дурак какой-то...
Это она обо мне сказала.

P.S. В письме, которое пришло в редакцию по поводу всероссийского произвола, читатель М. Чуйковский из Самары, возмущенный всем течением жизни, в частности, спросил: почему на разных каналах дают разный прогноз. Отвечаем. Некоторые каналы — т.к. арендовать студию с электронной картой дорого — записывают прогноз утром, а потом крутят повторы целый день. Другие же уточняют сводку в течение дня. Отсюда «разбежка»…

Юрий САФРОНОВ
22.07.2002
Tags: cray, Месячник Cray&СС БИС, Москва

Posts from This Journal “cray” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments