1500py470 (1500py470) wrote,
1500py470
1500py470

Category:

Советская магия

В продолжении недели науки и истории о атомных лампах, в пятницу 13-го, стоит прочитать рассказ из серии "Изобретатели ситуаций". О магии в СССР в книгах той самой Роулинг и прочем ихним фэнтези сообщается чуть менее чем ничего. Но намёк на существование аналога СССР как правило тонкий есть. Иногда его ещё Мордором там называют. А ведь люди в Страна Советов - это ещё те магические деятели. И исследованиям магии народу советскому чужды не были. Достаточно вспомнить хотя бы хорошо описаные в литературе НИИ ЧАВО, НУ и НУ, городок Великий Гусляр - где водились магические создания и инопланетяне, и многое другое.



А потому стоит прочитать главу из длиной сказки, которую написал Русаков Павел, где Маленький Мальчик обнаружил в себе Дар Мага. И потихоньку знакомиться с тайными гранями жизни в СССР. Жизни Советских Магов. Несмотря на молодость "Советской Магии", благодаря коллективизму - привлечению громадных масс магически одарённых людей, прежде всего маглорождённых, а также теснейшему сотрудничеству с мастерами Точных Знаний, иначе Науки, в СССР смогли за считанные годы достигнуть того, на что у "обычных" магических кланов уходили тысячелетия. И, в совершенно неожиданных для "классической" магии областях. Более того, в СССР вышли на контакт с "Предтечами" - древнейшей расой Вселенной, собственно и создавшей Магию, которая окажется ни чем иным, как... Высшими Технологиями, повелевающими Реальностью!

Глава 18.
Ламповая электроника - навсегда!


Дома родители собирались на работу. Мама готовила на кухне, а папа брился в ванной комнате, судя по жужжанию электробритвы.
Меня они не хватились, скорее всего, ещё не заглядывали в комнату. Очень удачно получилось у меня вовремя вернуться!

Я быстренько сбросил ботинки, снял спортивный костюм, оставшись в майке и трусах, и лёг в кровать. И, спустя пару минут, мама позвала меня на кухню.

- Володя, начала говорить мама, сразу как только я закончил есть завтрак. Мы с папой подумали, и решили, что ты можешь побыть дома один. Если обещаешь не ходить на улицу и займёшься домашними заданиями, теми, о которых я тебе расскажу!

- Хорошо мам. Я книжку Борисова почитаю, об электронике. Спаяю что-нибудь. Ты не против?
- Смотри сын, не устрой пожар - ответил папа. Надеюсь, ты уже достаточно взрослый, чтобы понимать опасность и соблюдать технику безопасности.
- Конечно, пап, ответил я и пошёл к себе в комнату.

Родители ушли, а я действительно, взял книгу Борисова "Юный Радиолюбитель" и принялся перечитывать её.
Сделать полупроводники с заданными характеристиками у меня пока не получалось. Что меня сильно злило. Как это так? Я могу манипулировать атомами и молекулами буквально поштучно, а как сделать "p-n переход", чтобы самодельный диод или транзистор выдали необходимые мне параметры, сообразить не могу! А ведь вроде задачи отремонтировать тот же свинцово-кислотный аккумулятор и изготовить полупроводниковый диод - одной сложности!

- Или нет? Спрошу-ка я у дежурных. Должны ответить.
Я так и сделал. И, меня наконец, "просветили" насчёт особенностей моего Дара!

Оказалось, я мог "легко" делать то, что было хорошо изучено Учёными из института Точной Алхимии. Ну или недавно присоединившимися к ним духами из обелиска Ядерной Физики. А во времена жизни большинства из них, полупроводниковая техника была развита очень слабо.
- Теория только создавалась, было много непонятного. Я вот, например, вообще плохо себе представляю, что такое транзистор, - объяснил мне суть проблемы Зелинский.

- Так получается, мои "прозрения" о методах манипуляции атомами и молекулами - это на самом деле Ваши Знания?!
- Да. "Примитивы понимания", которые тобой могут быть легко поняты. Великий Интегратор позволяет их синтезировать из нашего знания и интегрировать в твой разум!

- Понятно. Жаль. Получается, что с полупроводниками мне придётся разбираться самому. Но!
Я держал книгу Борисова открытой на странице посвящённой радиолампам. И спросил:
- А как насчёт радиоламп? Они в ваше время, судя по тому что тут написано, как раз были очень широко распространены!

- Это можно! - густым басом ответил кто-то. У нас есть специалисты по ламповой технике!
- Поможите? - с замиранием сердца спросил я. Хотя учёные мне очень часто "незаметно" приходили на помощь, эти моменты я уже научился распознавать по "приступам гениальности", иногда посещавшим меня при размышлении над какой-либо сложной задачей, но кто его знает! Вдруг откажут?
- Поможем! - утвердительно ответил хозяин гулкого голоса.

И я начал творить!
Прочитав описания радиоламп у Борисова, а также исследовав при помощи Сверхвидения лампы в телевизоре, я уяснил для себя подробности конструкций.

А также, благодаря ненавязчивым подсказкам Учёных, понял особенности технологии производства электровакуумных изделий.

Ввёл поправки на мои возможности и принялся мастерить!



Лампы я решил делать как можно более простыми. Для внутренней начинки взял железо, коего у меня в квартире было много. Заводы использовали другие металлы прежде всего потому, что железо - металл для вакуумной электроники неудобный. Потому что хорошо поглощает газы, которые при нагреве из железа в лампе выделяются, и нарушают вакуум.
Но для меня это не было проблемой - я мог не дать железу, что будет помещено в колбу лампы, поглощать летучие вещества.
Задача избежать растрескивания колбы лампы в местах ввода электродов, при их нагреве в процессе работы также не представляла сложности - мне посоветовали рецепт стекла, также расширявшееся от нагрева, как и железо.
Так что свой первый вакуумный диод, по мотивам детектора высокочастотного тракта телевизора, я сделал быстро.
И, он сразу выдал требующиеся характеристики! Что я мерял при помощи изготовленного на макетной плате "лампового пробника". Его схема была в книжке, найденной в комнате отца.
Папа уже начал собирать литературу по радиоэлектронике, поскольку это требовалось при его специальности.

Некоторые сложности у меня при этом первом опыте возникли с поисками такого вещества как барий. Но я его нашёл... у мамы в "аптечке" - ящике гарнитура, отведённого ею под лекарства! Там и был обнаружен "сернокислый барий".
Его я нанёс на трубочку, служившую катодом. Конечно же, не сам сернокислый барий, а выделенный из него металлический барий.
Подогревала катод железная спираль. Поскольку для бариевого катода температура оптимальной термоэмиссии электронов всего 600-800 градусов Цельсия, то я рассудил, что для такой температуры вольфрам использовать будет излишне.

Изготовив высокочастотный диод, и поэкспериментировав с ним, я затем изготовил триод, аналогичным образом. И исследовал на нём все характерные особенности этого простейшего вакуумного электронного усилителя - от зависимости коэффициента усиления от расстояния между катодом и сеткой, до так называемого "динатронного эффекта", вызываемого вторичной эмиссией электронов.
Далее я изготовил многоэлектродные лампы - лучевой тетрод и пентод, где особенности типа динатронного эффекта были устранены.



После завершения и этих опытов, я изготовил комбинированную лампу, и на её основе собрал простой регенеративный приёмник.
Благо что необходимые детали для него уже были мной и папой заготовлены.
При опытах и анализе полученных результатов я пользовался простейшими математикой и физическими моделями, думаю, они были бы понятны и первокласснику-отличнику, сумевшему научиться быстро складывать, вычитать, умножать и делить. Формулы использующие только эти арифметические действия мне тоже были понятны.

На этом первое занятие по теме "Радиолампы" можно было считать завершённым. День уже практически закончился и скоро должны были вернуться с работы родители.

Но у меня уже начался "приступ вдохновения"!
Мне хотелось сделать ещё что нибудь "эдакое", дабы усовершенствовать изготовленные мной радиолампы. Благо что я мог Силой легко перестраивать их конструкцию.

Подумав, я решил, что было бы неплохо избавиться от накала!

И это было возможно. Наблюдая Сверхвидением за процессами внутри колбы радиолампы, я обнаружил, что помимо поверхности катода, электроны охотно покидают и заострённые электроды.
Так что я заменил в своём первом диоде катод косвенного подогрева щёткой из атомарной остроты иголочек. И, эта конструкция также оказалась диодом! Проводившем ток в одном направлении, как и "обыкновенный" диод с нитью накала!

Мои "трудовые подвиги", и особенно крайний опыт с "безнакальной лампой" вызвали не только оживление среди Учёных, но и Похвалу - я впервые её удостоился. И, судя по тону говоривших, достижение - "безнакальная лампа", было не из заурядных!

Вернувшаяся с работы мама сразу "взяла меня в оборот", - убедившись, что за время отсутствия родителей дома я ничего не "натворил", в смысле не портил вещи и не занимался опасными занятиями, принялась "экзаменовать" меня, по "домашнему заданию", коим она меня нагрузила чтобы, по её мнению, "отвлечь ребёнка от опасных занятий".
"Домашка", что была задана мне мамой, заключалась в чтении учебника английского языка, для четвероклассников. Я должен был выучить английский алфавит, и двадцать слов за то время, что родители будут на работе.
Я естественно, ничего не учил, увлёкшись самодельными радиолампами. И теперь просто хотел рассказать маме, что мол, "занимался радиоделом и о её задании забыл".

Но тут вдруг вмешались Учёные, и посоветовали "сдать маме экзамен", мол её задание для меня не представляет ничего сложного, и не надо огорчать маму.
И в самом деле - у меня же есть Сверхвидение! Что даёт мне возможность читать даже закрытые книги, стоящие на полках в книжном шкафу! В том числе и учебник английского, из комплекта старых школьных учебников, что собрала для моего обучения мама. Сейчас она держала его в руках и собралась спрашивать по английскому алфавиту.
Быстро просмотрев английские буквы, и получив от Учёных, которые в своём большинстве очень хорошо знали английский язык, подсказки насчёт звуков, которые символизировали буквы алфавита, о том, как их надо произносить, я бойко ответил на вопросы мамы.
Мама обрадовалась, и спросила меня "выученные слова". Я и их бойко ответил, благо что слова были простыми, и я их хорошо видел в словаре русско-английских слов. А с помощью Учёных и произносил их правильно, несмотря на то, что буквы слов и их произношение часто сильно отличалось, что удивило и разозлило меня. В этом отношении английский язык резко отличался в худшую сторону от русского.




Закончив меня экзаменовать, мама уже хотела было продолжить моё обучение, но я заартачился, сказав, что мол, хочу заняться настройкой собранного мной радиоприёмника. И показал маме свою поделку.
Собранный на макетной плате приёмник прекрасно принимал передачу радиостанции "Маяк", на антенну, что папа сделал на прошлой неделе на крыше нашего дома, в дополнение к антенне телевизора.
Мама немного пожурила меня за то, что я мол, занимаюсь "не тем", мол знание английского языка важнее чем радиодело. Но я решительно с этим не согласился, приводя в качестве примера свой приёмник. Мол, за один день я его собрал и он работает. А вот про владение английским языком такого не скажешь - читать английский текст я не мог.

Мне удалось отстоять свою точку зрения, но только в обмен за выполнение следующего урока завтра - очередной порции из двадцати английских слов и правила построения типичной короткой английской разговорной фразы. Сложного в этом занятии ничего не было, я мог ответить его даже сейчас. Но Учёные посоветовали таки выполнить это задание завтра, чтобы не слишком удивлять маму.

Дождались папу, поужинали. Отец похвалил меня за самостоятельно сделанный приёмник. И чуть было не "разоблачил меня" - ведь лампа-то была самодельной! Без маркировки. Хорошо ещё, что она таки была похожа на обычные лампы "из телевизора".
"Заболтав папу", я отвёл угрозу.
Приёмник остался мне, у папы был фабричный VEF201, и он ушёл в комнату родителей, слушать передачи радио.
А я остался в своей комнате, и принялся слушать свою самоделку.

И довольно скоро обнаружил, что качество работы приёмника постепенно ухудшается. Чему, как я быстро понял, была причиной потеря эмиссии катода. С которого испарялся металлический барий, оседая на аноде и сетке.
Учёные объяснили, почему у меня не получилось создать "долгоживущую лампу". Мол, как я уже видел в телевизионных лампах, катод косвенного накала был из окиси бария. Я же, желая упростить конструкцию, сделал катод косвенного накала железным с покрытием из металлического бария. Который при температуре около 650С в вакууме оказывается, неплохо испаряется!
Я задумался, как быть. Были возможны аж три варианта решения проблемы. Скопировать заводской катод "один в один". Но это было сложнее, чем моя самоделка, и не так интересно. Придумать как помешать барию испаряться с теми материалами, что уже были в лампе. И использовать безнакальный катод.
Я исследовал оба последних варианта.
Решить проблему испарения бария удалось, получив сплав железа с барием. По-сути, железную губку с очень мелкими порами, пропитанную металлическим барием. Взаимодействие атомов железа и бария препятствовало атомам последнего при умеренных температурах накала покидать поверхность катода. Всё же некоторая часть атомов бария всё равно испарялась, что ухудшало эмиссию электронов. Но этот процесс был в тысячи раз менее интенсивным, чем ранее, поэтому срок службы катода вырос с пары часов до примерно восьми тысяч. И можно было, добавляя в металл катода другие металлы, увеличить срок службы ещё.
Что я и проделал, добавляя разные металлы и углерод.
Мои возможности позволяли наблюдать за всем катодом с атомарным разрешением, и одновременно ставить миллиарды опытов в минуту с группировками атомов в нём. Подбирая "методом Томаса Алвы Эдисона" удачный состав.
Таким образом я в течении часа нашёл такой состав "сплава" железа, бария, вольфрама и углерода, что он увеличил срок службы катода до ста тысяч часов, судя по скорости изменения состава катода при его работе, а также мне удалось обнаружить, что "работа выхода электрона" значительно уменьшилась даже по сравнению с чисто бариевым катодом. И стала меньше чем у цезиевого катода, как мне подсказали Учёные! Такие характеристики мог бы иметь катод из металла франция, будь атомы его стабильны. Франций, как мне пояснили сотрудники Курчатова, это радиоактивный элемент с коротким сроком полураспада для любых его изотопов.

Получив "рецепт" самодельного катода для накальных ламп с очень и очень неплохими характеристиками, я принялся экспериментировать с безнакальным катодом.
И быстро понял, что "рано обрадовался"! Сложности были и тут. Да такие, что почти сводили "на нет" преимущества безнакальной схемы по сравнению с обычной.
Безнакальный катод оказался склонен быстро терять свою эмиссию под воздействием больших токов и бомбардировки ионами остаточных газов. И хотя у меня легко получался "глубокий вакуум", благодаря моей Сверхсиле, позволявшей "отлавливать атомы газов поштучно, и все сразу", разрушение "атомарной остроты игл" было проблемой. Пока я не додумался делать иглы не из чистого железа, а из "трубчатого углерода", точнее трубок-молекул этого химического элемента. А добавляя во внутрь трубки-молекулы атомы бария и вольфрама, мне удалось сделать их настолько "крепкими", что для стабилизированного напряжения и тока их деградация оказалась практически полностью подавлена, за времена порядка сотен тысяч часов. Чего как я уже понял более чем достаточно для надёжной техники, способной пройти любые "военные приёмки". Именно так мне расшифровали загадочные буквы "ВП", в ромбике, иногда попадавшиеся на деталях, что принёс мне папа для радиодела!

Полностью книгу можно прочитать тут:
https://bookslist.me/read2.php?id=288096&changes=177669
http://samlib.ru/p/pawelrusakow/sowetskajamagija.shtml

51595


Вот такая она тёплая ламповая история...

Tags: Книги, Новые пути, Схемотехника, Электричество, аддитивные технологии, этот/другой/безумный мир
Subscribe

Posts from This Journal “Схемотехника” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments